> <

Бердичевское общежитие срочно нуждается в новом потолке

Бердичевлянин, который проживает в общежитии по улице Красной рассказал, что его жители долгое время жили без света в коридорах, а сегодня страдают от дырявой крыши и других коммунальных проблем.

Еще не забыта история с проверками бывших военных общежитий и найденных там нарушениях, поэтому на выходных я лично решил посетить это общежитие, чтобы подтвердить или опровергнуть рассказы про «коммунальный ад» на Корниловке.

Несколько лет назад здание под номером 18 по улице Красной послевоенной типичной архитектуры было почти не видно с улицы, ведь рядом с ним росли высокие и широкополые тополя. Но с началом реконструкции детского сада «Калинка» (которая тоже длилась много лет), дерева срезали. А уже когда готовились к открытию детского сада, то уже и травку косили регулярно, и мусор убрали, поэтому этот отрезок главной Корниловской магистрали будто родился заново.

В самом общежитии, от жителей удалось узнать, что никакое это уже не общежитие, а простой многоквартирный дом, в котором все квартиры приватизированы. Ранее он был на балансе сахарорафинадного завода, и поэтому именно бухгалтерия завода занималась распределением жилой площади. В результате одним досталось по комнате, другим по две, а наиболее ловким и по три.

И хотя все квартиры приватизированы, но проблемы с передачей всего дома от завода к кому-то, к этому времени полностью не решены. Именно поэтому и были жители долгое время без коридорного освещения, потому что до этого целый год свет был, но платить за него никто не собирался, ни жители, ни завод.

Де-факто, на сегодняшний день дом присоединили к соседнему дому номер 14 по улице Красной, который имеет очень похожую историю. Но там уже пошли немного дальше и создали ОСМД. Именно руководитель этого ОСМД и начал решать проблемы с освещением (деньги собрали с жителей), устанавливать счетчики, заменять проводку, оформлять и переоформлять все это в Реме.

И как это обычно бывает, не обошлось без споров. Ведь, даже стороннему посетителю видно, что живут в доме люди совершенно разные. В одной половине коридора сделан ремонт, стены покрашены, потолок побелен, в некоторых в квартирах сделал натяжной потолок. А в другой половине - паутина гроздьями висит как на стенах, так и на потолке, который не видел извести, наверное, несколько десятилетий.

Перед выборами инициативные жильцы дома-общежития обходили все предвыборные штабы кандидатов в надежде «выцыганить» у кого-то деньги на замену крыши (40000 гривен), но ничего они не выпросили. Наверное, штабы посчитали, что избирателей там проживает не так много (18 семей), чтобы можно было рисковать такими деньгами. Хотя с виду шифер на крыше еще более-менее цел, а жители первого этажа даже не знают, где именно и протекает.

Пообщался я и с головой ОСМД, проживающий в соседнем, четырнадцатом дома. Как сказал выше, этот дом имеет похожую историю. Когда-то это было общежитие этого же сахарорафинадного завода, хотя и построен значительно позже - в восьмидесятых годах, и за новее проектом. Так же неизвестно кто решал вопрос приватизации квартир, в результате у кого в собственности оказалась квартира с туалетом и кухней, у кого-то - без, а у кого-то - еще и бывшая ленинская комната вошла в жилую площадь.

Так же, как и в другом доме, здесь везде на этажах висят графики дежурств по уборке подъездов, и большинство жителей - молодые семьи (наверное, дети и внуки бывших работников завода). Но в отличие. от восемнадцатого общежития, здесь уже прошло несколько покупок-продаж квартир, то есть появились и новые жители.

Хотя и здесь с документами здания не все в порядке. Завод передал только поэтажные планы здания, а схемы внешних сетей газо-, тепло-, электро-, и водоснабжения председатель ОСМД так до сих пор и не получил. А еще он заинтриговал меня фразой о том, что у них более или менее нормально, а вот в общежитии по переулку Красному! ..

Хочешь не хочешь, а пришлось уже посетить и это общежитие, чтобы составить «полную картину» из жизни жителей Корниловки. Впечатление такое, что вернулся на двадцать лет назад. Стены тоже годами некрашеные, кафель на полу выбит, а большинство фанерных дверей напомнили мне общежития студенческой молодости. А еще большего эффекта добавлял запах совместных кухонь, которыми пропитаны не только комнаты и холлы, но и коридоры и лестницы. На одном из этажей зато сохранились расписаные панно, которые наверняка скоро будут считаться антикварными произведениями искусства.

По «наводке» местной жительницы, я нашел комнату, в которой проживала бабушка, которая все про все должна знать. Картину, которая описала неформальная староста, оказалась не такой уж и безрадостной. Просто это общежитие рафинадный завод отпустил «в открытое плавание» последним. Именно поэтому, процессы, которые уже прошли выше описанные дома, здесь только начинаются.

Бабушка рассказала, что об их проблемах городское руководство знает, и по мере возможностей помогает. Здесь еще только проводится инвентаризация и готовится приватизация. Постоянно проживает здесь около сорока пяти семей, хотя всего комнат было шестьдесят. Большинство, бывшие работники завода, но есть и такие, которых недавно переселили по указанию горисполкома из аварийных домов.

А те, кто еще лет десять назад позакрывал свои комнаты на замки, и уехал кто куда, сейчас засуетились. Ведь услышали и при инвентаризацию, и за будущую приватизацию, но удастся ли им теперь что-то здесь «урвать», сейчас никто не знает.

Хватает и других проблем, главная из которых - безденежье большинства жителей этого, одного из последних, островка коммунального оптового жительства в Бердичеве.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить