Как родное село бердичевского мэра встречает территориальную реформу

На днях довелось побывать на восточных окраинах Бердичевского района, где и пришла мысль заехать к соседям в Казатинский район. И заехать не будь куда, а в село Панасовка, на малую родину нашего городского головы Василия Мазура.

Узнать, что жители этого села думают о территориальной реформе, децентрализации и объединения общин. А особенно о том, как они относятся к предложению мэра Бердичева присоединить к городу только ближние богатые села, а другие пусть делают, что хотят. И как бы они отнеслись к тому, что с Казатина бы им сказали, что присоединяют только Глуховцы, Комсомольское и Бродецкое, а другие села пусть идут, куда видят.

От поворота на Красное с трассы Бердичев - Вчерайше, к Панасовке ведет дорога, которая тоже имеет свою историю. Когда-то, в семидесятых годах прошлого века молодой председатель колхоза с Красовки Константин Мулярчук (ныне председатель Бердичевского районной совета) проложил ее бульдозерами хозяйства напрямик через поля на свой страх и риск, за что был нещадно критикуемый потом на бюро райкома партии. Сейчас отрезок этой дороги, проходящей по Козятинскому району был немного подсыпан и его подровняли, а участок, который проходит землями Бердичивщины, наверное, не видел грейдера и подсыпки много-много лет.

Проехал я на улице, где расположен родительский дом семьи Мазуров, но никакого дворца не увидел. Обычный кирпичный дом средних размеров, нарядный двор, новый гараж. Соседи рассказали, что сейчас здесь почти постоянно живет брат Василия Константиновича, Константин, который раньше жил в Киеве. А вот нынешнее жилье мэра в Бердичеве выглядит иначе. Перед въездом на территорию его элитного частного дома стоят автоматические ворота, заказанные на http://boyard32.ru/catalog/gate/automation-for-gates/

Открытые двери магазина, который сегодня стал не только торговым, но и культурным центром села, ведь нарядное здание местного клуба редко открывает свои двери, позволили пообщаться с продавщицей почтенного возраста, которая хорошо знает и Василия Константиновича, и хорошо знала его давно покойного отца и недавно умершую мам. Ей как раз подвезли товары, поэтому неспешно раскладывая их, женщина рассказывала про нелегкое настоящее Панасовки.

Молодых в селе мало, одни пенсионеры. Хат пустых по селу стоит очень много, даже «дачники» здесь их не очень покупают, хотя по всем улицам села проложены газ, есть в селе большой пруд и красивые пейзажи. Никакой фермы в деревне не осталось, окружающие поля обрабатывает сельхозпредприятие с Белополье (бывший председатель колхоза организовал) и несколько местных фермеров, которые тоже специализируются только на зерновых культурах. Но относительно территориальной реформы и объединения она ничего не могла сказать и о том, что райцентр мог бы отказаться от своих дальних сел отреагировала достаточно негативно.

Надеясь узнать более профессиональное мнение о децентрализационных перипетиях, пришлось ехать в соседний Пузирок, где находится сельсовет, в который входит и Панасовка. Долго дергал закрытые двери (было это в 11.00), но люди, которые сидели на рядом расположенной автобусной остановке сказали, что сельский голова сегодня пасет коров. Все стало понятно - зачем выходить на службу секретарю, бухгалтеру или землеустроителю, когда председатель пасет коров. У них что дома работы нет?

В этом селе на большой центральной площади размещается уже два магазина и один буфет. И если в одном продавщица именно заказывала товар по телефону, то в другом скучали две девушки (как оказалось, студентки нашего мед колледжа), которые и рассказали местные новости. О том, что все местные знают, что автобус Бердичев - Панасовка курсирует только благодаря их земляку, мэру Бердичева, но в последнее время его график очень изменился (приезжает Панасовка только на выходные, и то только один не очень удобный рейс) и очень надеются, что совсем его все-таки не отменят. Школу в Пузырькове закрыли, и теперь в том здании и почта, и библиотека, и что-то вроде клуба. А огромное здание бывшего клуба (в который, наверное, ходил и наш мэр в молодые годы) зияет пустыми окнами и предохраняет ее Ленин без головы. О реформах на селе девушки тоже что-то слышали, но что же будет и как не знают. Какие перспективы ждут их после окончания медучилища они не совсем понимают.

На обратном пути об этих перспективах пришлось пообщаться с Панасовским фельдшером. Молодая медработница пожаловалась о сокращенной зарплате, нехватке медикаментов и необходимость за свой счет и собственными руками делать ремонт в ФАПе. Но больше ее угнетала неопределенность. Ведь все время крутится информация, что сельские ФАПы должны закрывать из-за недостатка финансирования. На мой вопрос, смогла бы фельдшер предоставлять частные медицинские услуги, и тогда бы она не сидела на пороге и ждала посетителей, а ездила бы по селу, где укол сделать за сколько-то гривен, где бы процедуры провести, а к кому бы просто таблетки доставить, она ответила, что такое в их селе невозможно в принципе.

У Панасовского магазина меня уже выглядела продавец, которая еще полчаса назад ничего не знала о реформе, а теперь несколько узнала. Оказалось, что к ней заезжал за покупками один из депутатов Казатинского районного совета, то и немного просветил бабушку. После недолгих дебатов, в Козятинском районе решили создать несколько территориальных общин, и Панасовка должна войти в одну из них с центром в Глуховцах.

Вот так и завершилась моя экскурсия в Панасовке - одном из тысяч украинских сел, которые замерли между прошлым и будущим, и шансов, что они оживут, расправят плечи и крылья, наполнятся детскими голосами и энергией молодых сердец, становится с каждым годом все меньше и меньше. И вряд ли какая-то реформа инициированная украинской властью сможет переломить глобальные урбанизационные-исторические процессы. Она может лишь немного упростить жизнь тем, кто сам стремится что-то творить. Тем, кто только ждет что-то от государства (президента, парламента, губернатора, мэра) и ничего при этом не делает, не поможет ни одна реформа.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить